Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:25 

Обо мне...

We're all of us haunted and haunting...
Что можно сказать о самой себе на первой странице дневника? Что можно сказать себе о себе? Очевидно не так много. Чужим можно долго рассказывать о своей жизни, о том как она сера и уныла, как много было предательств на пути, обо всех ранах, трещинах и сколах, о несчастной любви, о жертвенности и обречённости. Да много можно чего наговорить... Только вот всякий раз, когда я жалуюсь, мне кажется, что я придумываю себе проблемы. Всякий раз, когда я плачу, мне кажется, что я несчастна. Но неужели я действительно несчастна? Или я сама себе всё придумала?

Резюме: Я НЕ несчастна. Я - это я. Я - запутавшаяся в готике девушка, неверящая в вечность и людей, никогда не умевшая жить, так и не решившаяся умереть. Меня видят сильной, а я привыкла к маске Брэда Кроуфорда. Я - вампир, я пью как кровь свою душу. А зачем тьме душа? Я ангел милосердия, потому что чужая боль - это моя клетка и смерть. И что же мне такой делать? Ответ один - ЛЮБИТЬ.

@музыка: Theater Of Tragedy "Virago"

@настроение: Радостно-депрессивное

08:50 

Да что же это такое?

We're all of us haunted and haunting...
Совсем с ума сошла - третий день не сплю по ночам... Я же соня! Я же падать должна от усталости, я же для того и выматываю себя тренировками! А я сижу и смотрю в пустоту. Монитор выключен, только из колонок льётся музыка. Странный у меня playlist, однако."Белая гвардия" мирно соседствует с My Dying Bride... Я всё-таки мазохистка: так и не сняла со стены ни один из твоих рисунков. Я и сейчас в полумраке различаю каждую чёрточку. Я же плохо вижу! Видимо у меня хорошее воображение, потому что обычно в темноте я не вижу ничего по определению. А ещё я строчку за строчкой вспоминаю твои стихи. Когда я рисую Шульдиха, получаешься ты. Когда рисую просто так - на бумаге остаются ТВОИ мечты. Рыжик мой Рыжик, мне кричать хочется о том, что я тебя люблю. А нельзя, вот именно потому что люблю и нельзя. Мы не вместе... больше не вместе. Я сама виновата - не остановила, не удержала...

Я люблю тебя, Рыжик, и легко отпускаю.
Твоё небо так близко - всего лишь в полшаге.
Ты лети, я останусь, я снова другая -
Грустный рыжий лисёнок на чёрной бумаге.

Ты лети - расправляй белоснежные крылья,
И не спорь... Они белые - я это вижу.
Мой забытый ребёнок больного всесилья,
Ты распятая грусть... Я себя ненавижу -

Не спасла, не сумела, а думала выйдет.
Ты лети, наши спички сжигают мне руки,
Я стою на мосту и мечтаю как прежде увидеть,
Что не будет у нас ни беды, ни разлуки...



@музыка: Evanescence "Exodus"

@настроение: Ностальгия

01:57 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
подростковый бред

URL
00:47 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
подростковый бред

URL
01:08 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:10 

Ненавижу!

We're all of us haunted and haunting...
Интересно, почему это некоторые люди считают себя вправе вмешиваться в мою жизнь? Я понимаю любовь - это великая и страшная сила, но всё же! Вот сегодня Тёма названивал мне на сотовый с чужого мобильника, с пятого раза решился поговорить... А вроде не из робкого десятка парень - 20 лет тем более. И вот что собственно он мне сказал: "Хочешь загружу интересными мыслями на ночь? Ты спрашивала, почему я лез в твою личную жизнь? Если ты думаешь, что я сделал это из-за Саши и Марины, то тогда почему же я тебя поцеловал? Всё. Спокойной ночи.". Оригинально... Первое, я с ним не целовалась! Не помню такого, тем более я в тот вечер почти не пила! Это у него, видимо буйная фнтазия разыгралась! Второе, из-за него я на месяц рассталась со своим, koi! Мне было плохо, мне казалось, что мой мир рухнул и потерял краски. Я с трудом не сломалась, с трудом осталась жива. Чудом, вернула назад любимого человека, а сейчас заново строю отношения. Тёмка об этом не знает, мы ему не сказали, чтобы он снова не ломал ничего. А недавно я узнала, что он в меня очень сильно влюблён. Самое забавное, у него была девушка, с которой они раза три расставались, и я знаю, что он до сих пор её любит. А ещё я знаю, оракул я в конце концов или кто, что завтра он предложит мне с ним встречаться. А я перед тем, как начать вообще разговаривать дам ему одну пощёчину за трусость - такие вещи в глаза говорят, вторую, за то что лез в мою жизнь и чуть не сломал, а третью за не в меру буйную фантазию. Я его не люблю, и люблю не его. Но он мне безумно дорог, как друг, так что не знаю, что с ним делать дальше... Как-нибудь справлюсь, надеюсь...

@музыка: Тампль "Вторая ария Оруженосца"

@настроение: Выть хочется

00:42 

Сговорились

We're all of us haunted and haunting...
Видимо все близкие мне молодые люди, которых я раньше друзьями называла, сговорились, решив меня свести с ума. Мало мне Тёмы. Так ещё и Ромка, мой милый кавайный мальчик - туда же. Сегодня в три ночи прислал смс: "Может и неинтересно... Но я тебя... Люблю. Давно... Я понял, что иногда нужно играть выступать в роли актива... Трудно, больно... Но ЛЮБЛЮ. Пойми и прости"
Мы с ним часа за два до этого долго по телефону говорили. Ему действительно трудно и боль - он на перекрёстке. Не может ничего с этим сделать, потому что не верит в себя. И я помочь не могу, потому что выбор за него не может сделать кто-то другой... вот и бегаем по кругу. Вот и сегодня разговаривали... Он сделал вид, что написал кучу глупостей, под влиянием готики, а я сделала вид, что поверила... пока. Завтра он обещал забежать в гости... поговорить, да и вообще увидеться. Сложный, чувствую будет разговорчик...

@музыка: "10th Man Down" Nightwish

@настроение: Печаль... Загрузка.

02:32 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
подростковый бред. Вышел срок годности.

URL
01:41 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
Подростковый бред. Вышел срок годности.

URL
21:21 

Я вернулась...

We're all of us haunted and haunting...
Да, я забросила свой дневник. Просто в моей жизни случилось столько всего, что я только сейчас со всем справилась. А когда всё это происходило я, глупая, не видела смысла делать новые записи, думала ничем не поможет. Я, наверно, ошибалась, но теперь уже ничего былого не исправишь. Так что остаётся просто сделать новую запись, и постараться больше не исчезать.


@музыка: "Арагорну" - Йовин

@настроение: Задумчивое...

22:54 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
Подростковый бред. Вышел срок годности.

URL
00:45 

lock Доступ к записи ограничен

We're all of us haunted and haunting...
Подростковый бред. Вышел срок годности.

URL
22:58 

Шпионка и с чем её едят

We're all of us haunted and haunting...
Ура!!! Сбылась мечта идиотки - я нашла себе мужа на предстоящую ролевую игру! Ну не виновата же я, что мне благоверный по роли нужен. Будем дворянской четой из какого-нибудь славного и древнего рода. Вот!!! И муж у меня изумительный - красивый, умный, сильный (должна же хрупкая девушка за кого-то прятаться... А то, не дай бог, убьют, а так живой щит всегда при мне), с оружием великолепно обращается будь то хоть двуручник, хоть огнестрел, а самое главное живёт в 10 минутах ходьбы от меня! Это здорово, а то как-то неспокойно плести интриги с незащищённными тылами.
Кстати, об играх. С 1 числа у меня начинается Макс фрай! Как раз заявку пишу. Если мастера пропустят, то я буду чиффой, по которой рикошетом попало заклинание. У меня будут огромные фиолетовые глаза, большие уши, и я буду разговаривать! в общем кавай forever!

@музыка: "Рапунцель" - Мельница

@настроение: Радостное

23:25 

Просто мысли... не мои... просто о любви

We're all of us haunted and haunting...
"Если двое любят друг друга, это не может кончится счастливо"
Эрнест Хэмингуэй

"Нужно иметь что-то общее, чтобы понимать друг друга, и чем-то отличаться, чтобы любить друг друга"
Поль Жеральди

"Не могу жить ни с тобой, ни без тебя"
Марциал

"Чтобы сохранить любовь, нужно что-то ещё, кроме любви"
Натаньел Бранден и Диверс Бранден

"Легче любить воспоминания, чем живого человека"
Пьер Ла Мюр

"Любовь - это всё. И это всё что мы знаем о ней"
Эмили Дикинсон

"Не полюбив, нельзя прийти к выводу, что любви не бывает:
Александр Кулич

"Любовь переносит всё и прощает всё, но ничего не пропускает. Она радуется малости, но требует всего"
Клайв Льюис

"Любовь, которая ежедневно не возрождается, ежедневно умирает"
Халиль Джебран

"Из всех вечных вещей любовь длится короче всего"
Жан Батист Мольер

"Любовь овцы к волку длится до последнего вздоха"
Юзеф Булатович.

"Чтобы отдать себя целиком, нужно себя уничтожить"
Виолетта Ледюк

"Я ей не прощаю того, что я любил её"
Антон Чехов

"Сильнее смерти бывает любовь; бывает ли она сильнее жизни?"
Григорий Ландау




@музыка: "Senses" - Lacrimosa

@настроение: задумчиво-пасмурное...

00:57 

Истории из жизни одного вампира

We're all of us haunted and haunting...
Один замечательный Ночной Кошмар одного чудесного города напомнил мне о моей вампирской части... Это начало её истории. Самое начало.

Пролог.

Музыка, шорох платьев, тихий смех и хрустальное веселье. Этот бал я запомню навсегда, но не, потому что он самый яркий и шумный, а потому что тогда ты принадлежал только мне. Не было ни условий, ни надежд, ни бесполезных и фальшивых слов. Просто моя рука в твоей руке и мы снова вместе – на мгновения. Чувствовать что ты рядом настолько близко, что можно совершить любую глупость, тонуть в глазах цвета бушующего океана, говорить что-то так тихо, чтобы слышал лишь ты и никто другой, или молчать, глотая тишину из одного бокала… а разве что-то ещё нужно для счастья? Мы забывали кто мы, бесконечная война исчезала в мелодии вальса, и заклятые враги улыбались друг другу. Бал-маскарад стёр на этот вечер кровь с наших рук и сладко-металический привкус боли, которую мы причиняли. Здесь и сейчас мы те, кем могли бы стать, тот свет и та радость, что давно безжалостно были убиты нами. И это даже интересно притворится, что в нас ещё остались настоящие чувства. В этом есть что-то опасно-пряное – танцевать с любимым-врагом, словно скользить по острому лезвию, и наслаждаться касаниями смерти. Я давно мертва, но кровь в моих венах до сих пор горит огнём, когда я слышу твой голос.

А это остатки моего дома... Война домов, как ни прискорбно...


@музыка: Storm - Blackmore's night

@настроение: Воспоминания... Муррр

23:22 

Продолжение

We're all of us haunted and haunting...
Мы впервые встретились глупыми подростками, даже скорее детьми. Всё было так банально: девочка, нежно опекаемая родителями и ещё не знающая о своей судьбе, мальчик – юный офицер с блестящим будущим, и великолепная Вена. Просто столкнулись на улице и случайно познакомились. Первые робкие поцелуи и отчаянно-горячные признания в любви, тайные свидания, локоны волос и кольца в подарок, а затем разлука – моя семья уезжала назад во Францию. Безумные письма сначала писались каждый день, а потом переписка угасла сама собой. В тот год мне исполнилось семнадцать, правда открылась, и я прошла инициацию. День обряда стал днём смерти человека во мне – я вампир, мои родители и вся моя семья – тоже. Дом Виктор отныне обрёл ещё одного члена.
Я сидела и ждала восхода солнца. Глупый людской предрассудок, что оно убивает нас. Очевидно, они придумали его для собственного спокойствия. Вампиры так же не боятся крестов, святой воды и чеснока. Серебро неприятно, но ни мне – дочери и наследнице Виктора и Катерины де Ваал. Довольная собой я облизнула клыки и взяла в руки бокал с вином. Предчувствие чего-то важного шевельнулось в глубине и затихло, сражённое моей самоуверенностью.
Ты приехал на рассвете, с обнажённой шпагой ворвался в дом, куда писал письма, и бросился ко мне.
-Элеан, ты должна знать…. Твои родители… чудовища… это трудно принять… они вампиры… тебе нужно бежать… я пришёл за тобой… давай уедем далеко отсюда… я спасу тебя.
Это было так странно – смотреть в твои такие любимые наивные человеческие глаза. Нет, мой мальчик, я тебя никогда не забуду. Но сегодня я стала бесконечно старше и дальше от тебя.
Ты склонился к моим коленям:
-Я люблю тебя! Слышишь, глупенькая? Не молчи! Собирайся – мы едем в Америку.
Господи! За что же ты проклял нас? Зачем позволил мне согласиться стать чудовищем? И эту ошибку уже не исправить… Любимый, ты не должен жить, вспоминая обо мне. Я ведь увижу, как ты стареешь и умираешь…. Как же больно! Я – вампир, повелительница ночи, носферату, убийца невинных. Что мне какой-то человечек? Но почему же тогда сердце бьётся на осколки?
-Я знаю, что мои родители вампиры…
Подхожу к тебе, касаюсь дыханием щеки. Мои руки обвивают твои плечи, ты нежно сжимаешь меня, зарываясь лицом в волосы.
Прощай, мой сладкий.
-И я тоже.
Руки, обнимающие меня, напрягаются и безвольно опускаются вниз.
-Ты ведь шутишь?!? Скажи, что шутишь!
До боли сдавливаешь мои запястья, заставляя смотреть в глаза.
-Нет. Я – Элеан де Ваал, дочь главы дома свободных вампиров Виктор. Уходи. Я не желаю больше никогда ни видеть, ни слышать тебя. Убирайся вон, человек! Пока ты ещё жив, пока я ещё не голодна…
-Леа! Элеаша! Солнышко моё! Это не ты! Ты самая добрая, самая светлая, самая…
-Замолчи!!! Я это я.
Я улыбнулась и позволила тебе увидеть свои клыки.
-Видишь? Прощай! Я уже пила кровь сегодня, поэтому в этот раз отпускаю. В следующую нашу встречу, ты узнаешь, что такое смерть!
Ты, молча, смотрел на меня, и я видела, как в твоих глазах умирает ребёнок.
-Скажи, ты любишь меня? Любила хоть когда-нибудь?
Не могу я ответить, прости…. Взмах руки, и ты отлетел к двери.
-Убирайся!
Ещё один удар, и ты оказался за порогом.
-Никогда не возвращайся! Забудь меня и… прости.
Захлопнулась дверь.
Прости за то, что люблю тебя.

00:37 

We're all of us haunted and haunting...
Глава 2
-Сконцентрируйся и поставь щит!
-Не могу. Не хватает сил…
Боль в плече – новая царапина. Мои руки и спина уже сплошь покрыты следами когтей.
-Ставь доспехи, дурёха!
-Хватит! Я больше не могу, учитель!
Удар…. Темнота…. Я очнулась на своей кровати. Всё тело было липким от засыхающей крови, болели глаза, и хотелось спать.
Видно я никогда не поставлю эти чёртовы золотые доспехи. Ну почему у меня не получается? Ведь все остальные заклинания школы Protégé дались мне невероятно легко. Вот уже три месяца меня изматывают убийственными тренировками, оказывается, быть вампиром не так легко, как я думала раньше. Меня не допускают на охоту, до тех пор, пока я не овладею этими глупыми техниками защиты. Лучше бы чему-нибудь атакующему научили – пользы было бы больше. Надоела кровь из сосочки! Смертельно хочется кого-нибудь цапнуть! С чего это вдруг родители решили, что меня непременно попытается убить какой-нибудь люциан или эрбенец?
-Потому, что ты единственная кровная наследница нашего дома.
-Мама! Я же просила не лезть в мои мысли!
Как можно жить в доме, где всякий стремится влезть как можно глубже в твой разум и обязательно узнать всё самое сокровенное!
-Прекрати ныть! Ты должна учиться, чтобы стать сильной и выжить.
-Отстань! Я хочу спать. Сладких снов, мамуля!
Я завернулась в одеяло и сжалась на кровати.
А во сне снова видела тебя: боль в синих глазах, струйку крови на скуле и обречённое смирение. Кровь! Везде кровь! Я тону в ней и слышу твой приглушённый смех, не поможешь, не протянешь руку, не спасёшь – не заслужила подобной милости. Просыпаюсь от собственного крика. Сон, это всего лишь сон!

***

-Виктор, так не может продолжаться дальше! Она не может справиться со своей глупостью. Однажды она поймёт, что такой любви, как она придумала, не существует, но будет поздно! Нужно что-то делать и срочно, пока не началась охота за её головой!
-Успокойся, Кэт, всё нормально.
-Нет, не нормально! Ты совсем не думаешь о своей дочери. Вечно занят бесконечными делами, и не видишь, что Элеан совсем взрослая, и должна уметь за себя постоять. Ты же её отец. У меня опускаются руки, уже перепробовала всё, но без толку. Поговорил хоть бы с ней? Я не знаю что делать, милый. Поможешь…
-Конечно.
-Ты…
Он не дал ей договорить, запечатывая рот поцелуем

***

-Леан, я знаю, что ты не спишь. Может, пойдём, погуляем?
-Пойдем!
Я радостно вскочила и побежала одеваться. Выглядела я конечно отвратительно – бледная, с жуткими мешками под глазами и кроваво-алыми губами. Но за окном ночь и нас никто не увидит.
-Пап, мы на охоту?
-Нет, пока только на прогулку.
-Ну, пап! Сколько можно! Я способна себя защитить.
-Нет. Вот, когда сможешь поставить золотые доспехи, тогда и пойдёшь на охоту.
-Я не для того стлала вампиром, чтобы мне всё запрещали!
Глаза отца опасно блеснули, напоминая, что его не зря считают одним из сильнейших вампиров в мире.
-И для чего же если не секрет?
-Чтобы стать сильной и свободной! Со способностями вампира я смогу изменить мир…
Виктор де Ваал резко встряхнул свою дочь, словно безвольную куклу.
-Ошибаешься. Ты вампир, потому что это твоя судьба и предназначение! Запомни это, и выкинь из головы свои детские бредни, иначе погибнешь.
Я обижено отвернулась, на глазах появились непрошеные слёзы. Мы долго шли в тишине по тёмным переулкам Парижа, не обращая внимания на редких прохожих. Отец первым нарушил затянувшееся молчание:
-Элеан. Я знаю, почему ты не можешь поставить золотые доспехи…
-Да что ты можешь знать!?
Я хотела убежать, но меня безжалостно сгребли в охапку и заставили слушать.
-Нет, ты меня выслушаешь! Ты прекрасно понимаешь, что, пройдя обучение, выйдешь на охоту, и боишься, что у твоей жертвы будут синие глаза! Думаешь, мы с мамой не знаем о твоих ночных кошмарах и не слышим твоих криков?
Я беспомощно обмякла в папиных руках и горько расплакалась.
-Ну, тише, тише. Ты забудешь этого человека, обязана забыть!
-Тебе легко говорить! Ты любишь маму, и она, к счастью, вампир. А что бы ты делал, если бы она была человеком?
-Убил.
Я почувствовала рябь от ментального блока. Отец скрыл что-то в своих мыслях. Он лжёт или не договаривает, но я давно поняла, что глава дома Виктор говорит только то, что захочет, и никакие уговоры тут не помогают. Узнаю когда-нибудь потом. А пока я решила, что не буду убивать синеглазых брюнетов.
-Что же мне делать, пап?
-Сейчас – идти домой. Ты ляжешь спать, а, проснувшись, вечером поставишь, наконец, эти чёртовы доспехи! Порадуй нас с мамой, ладно?
Надо жить дальше и пора возвращаться в своё нормальное настроение.
-А что мне за это будет?
Отец загадочно улыбнулся:
-Надо же, у меня в доме растёт шантажистка. Хорошо, так и быть – тебя будет ждать большой подарок.
-С красной ленточкой?
Мы засмеялись.
-С красной ленточкой.
Я легла на рассвете. Засыпая, я слышала, как отец отдаёт приказы Пьеру, но у меня не было ни сил, ни желания вдумываться в их содержание.
Проснулась я, действительно, полная энергии. Прежде мне не хватало капельки уверенности, или самоуверенности…. Отточенный пасс, и золотые доспехи поставлены. Проверка пройдена, и обучение закончено! Переполняемая гордостью, я влетела в кабинет.
-У меня получилось!!!!
Я обняла своих иногда чересчур серьёзных родителей, состроила капризную мордочку и жалобно посмотрела на папу:
-Пап!!!!! А подарок?
-Всё готово, повелительница! - Он шутливо поклонился – Карета подана!
Я накинула плащ, мы вышли и сели в экипаж.
-А куда мы едем?
-На охоту.
-Я спросила не зачем, а куда?
-В нашу загородную виллу. Надеюсь, ты её помнишь?
Какой же я была наивной и глупой, не понимая, что настоящее испытание впереди. Через час мы уже въезжали в знакомый мне с детства лес. Отец крикнул кучеру, чтобы тот остановился.
-А теперь, девочка моя, иди в дом.
-А ты со мной не пойдёшь?
-Нет. Вся территория поместья в твоём распоряжении. Подарок наверху в спальне. Можешь не волноваться – тебе никто не помешает, за это я отвечаю. Желаю тебе хорошо повеселиться, дочка. Я вернусь через сутки.
Отец сел в экипаж, он тронулся и скрылся за поворотом. Я осталась одна. Ура свобода!
Я брела между вековыми деревьями в сводящем с ума предвкушении чего-то радостного. Что же мне приготовили? Не в силах больше ждать я побежала, спотыкаясь на каждом шагу.
Входная дверь была открыта, и я беспрепятственно, словно на крыльях, взлетаю на второй этаж. Поворачиваю дверную ручку и захожу в комнату. На кофейном столике стоит свеча, её свет выхватывает из сумрака что-то лежащее на кушетке. Что-то большое! Беру подсвечник (странно - зачем на нём висят ключи?) и приближаюсь…
Из горла вырывается сдавленный вскрик, на чёрном с золотом атласе лежит скованный цепями человек (Теперь ясно, что за ключи!). Разметавшиеся волосы скрывают лицо, он совершенно неподвижен, наверно, спит, или скорее без сознания, но точно жив, потому что я чувствую исходящие от него волны тепла. Ставлю подсвечник на пол, неуверенной рукой убираю пряди волос – на меня смотрят отчаянные синие глаза! Твои глаза! Это просто очередной кошмарный сон! Это сон! Это не может быть реальностью! До крови вдавливаю ногти в ладонь – больно! Всё-таки не сплю. Протираю глаза, стараясь избавиться от наваждения, но безрезультатно. Ты с ненавистью и болью глядишь на меня, в неровном свете я замечаю кровоподтёки на лице и обнажённых плечах и… красную ленточку с отвратительным бантом на шее. Подступает острый приступ тошноты и слёз.
-Клейн… что ты… как ты здесь оказался?
-Не притворяйся, будто ничего не знаешь! Люди твоего отца привезли меня сюда. Довольна?! Я сегодня у тебя на десерт, да? А кто был основным блюдом? Скольких «жалких людей» ты уже убила?
-Никого… я…
-Так я у тебя первый? Хмм, это должно мне польстить?
На разбитых губах появилась ядовитая усмешка, такая мерзкая, что захотелось ударить его. Он, очевидно, прочёл в моих глазах это желание:
-Ну, ударь? Ты же этого хочешь?
-Нет…
-Тебе же нравиться бить меня?
-Нет!
-Твои ублюдочные родственнички были недостаточно жестоки? Что же ты не исправишь это досадное упущение?
-Замолчи!
Твоя голова дёрнулась от пощечины. Я гораздо сильнее обычного человека, и в порыве гнева легко могла сломать челюсть, но мой пленник не издал даже стона, только широко улыбнулся. Запах крови и ты лишали рассудка, я наклонилась и слизнула красные капельки с губ. Ты отдёрнулся от этого прикосновения сильнее, чем от удара, но бежать некуда. Цепи не дали даже повернуться, и ты просто закрыл глаза. Что-то новое сейчас пробуждалось во мне, ведомая каким-то древним инстинктом я глубоко и страстно поцеловала тебя. Милый мальчик, ты всё ещё любишь меня, я поняла это, потому что ты впился в мои губы с каким-то голодным бешенством, не в состоянии противиться захватившей нас волне безумия.
-Что ты со мной делаешь, чудовище?
Слова были грубыми, но звучали уже не со злобой и ненавистью, а с безотчётной нежностью.
Яростно развязываю красный бант. Зарываюсь пальцами в твои волосы и нежно касаюсь губами ямочки между ключицами, ты только судорожно вздыхаешь, не в силах пошевелится. Чувствую, как что-то влажное касается щеки, при ближайшем рассмотрении это оказывается твоей кровью. Вновь оглядываю свой «подарок», многочисленные порезы были свежими и ещё не запеклись. Видимо, кто-то очень постарался, чтобы свести меня с ума.
-Давно ты здесь?
Молчание…. Целую в уголок губ.
-Отвечай, прошу тебя!
-Час или два.
Слизываю кровь с пальцев, ты пристально следишь за мной, и, наверно, решаешь сесть, но получается только слабое движение без определённого направления. Помогаю тебе подняться и усаживаю, как маленького ребёнка, прислонив к спинке кушетки.
-Я сейчас приду.
Спускаюсь вниз за свечами, водой, тканью для перевязки, едой и другими мелочами. Когда в комнате стало намного светлей, я увидела, что не только твои плечи обнажены, но и всё остальное…. Неплохо, очень даже не плохо! Я слишком поздно поняла, что говорю всё это вслух. Твои щёки залились краской и ты весь съёжился, пытаясь избежать моих взглядов.
-Успокойся, малыш. Выглядишь великолепно!
-Не ври! И не называй меня малышом!
Я засмеялась. Мы были совсем как дети, но при этом я должна была убить тебя…. НЕТ!!!! Не могу, не хочу… к чёрту, я подумаю об этом завтра!
Растворяю в воде обеззараживающие порошки, смачиваю в ней чистую ткань и начинаю стирать кровь с твоего тела. Твоя кожа обжигает огнём.
-Эй, у тебя руки холодные!
-Конечно, я же вампир. Молчи и не дёргайся, будет больнее.
Когда с обработкой ран было закончено, оказалось, что в перевязке ты не нуждаешься, а вот в одежде или одеяле, да.
-Клейн? – тихо позвала я.
-Да?
-Хочешь, сниму цепи? Только не пытайся сбежать, я не хочу причинять тебе боль. Будь умничкой.
Маленький ключик дрожит в руках. Щелчок и оковы сняты. Ты моментально встаёшь, но затёкшие ноги и потеря крови подкашивают, падаешь назад.
-Ну я же просила. Холодно? Подожди, я дам тебе что-нибудь из вещей моего отца, - произнося это, я рылась в бельевом шкафу. Ну должно же быть хоть что-нибудь! В итоге я нашла только старые брюки и белую шелковую рубашку.
-Отвернись.
Я отошла к окну, мысленно посмеиваясь над твоей стыдливостью. Обернувшись, я не смогла сдержать восторженно-удивлённого вскрика. Ты выглядел, как… не могу подобрать слов, остались только ощущения: синие глаза и сладкие губы – нежность, фарфоровая кожа и следы порезов – ярость, белый шёлк и чёрные волосы – страсть, а всё вместе можно описать только одним словом – безумие. Это давно затаилось во мне и только ждало своего часа…. Бросаюсь к тебе, если честно, то сама не понимаю зачем, ты как-то по-новому смотришь на меня – необъяснимым взглядом взрослого волчонка и притягиваешь к себе. Касаюсь губами твоей шеи, ощущаю пульсацию сонной артерии. Руки скользят по обнажённой груди, ты так и не успел застегнуть рубашку, биение твоего сердце сводит с ума, все мои чувства обостряются, ещё мгновение и…
-НЕТ!!!!
Пытаюсь оттолкнуть, уйти, но ты не отпускаешь.
-Куда ты? Неужели уже уходишь?
-Пусти, ты не понимаешь что делаешь.
-Да?!?
Целуешь меня в висок… потом в губы… спускаешься к шее… стон, чей это голос, твой или мой? Сказать банальнее, чем «я таяла» было нельзя, но это действительно было так. Сладостный плен, полный отказ от реальности… и резкий приход в себя, когда мои зубы уже почти прокусили твою кожу.
-Чёрт, Клейн!!!!!! Я же предупреждала! Я же могла…
-Ты всё равно это сделаешь. Рано или поздно. Ты же вампир.
-Нет…
Мысли путались, жутко хотелось заснуть и больше не проснуться. Слишком сложно. Люди, вампиры… да какая между нами разница? И те и другие убивают, предают, любят… вампиры бессмертны? Чушь! Постоянная война домов уничтожает нас - редкий вампир переживает столетний рубеж. Как ни странно, вампиров так же можно разделить на хороших и плохих. В нас живут одинаковые чувства… вампирами не рождаются. Так почему мы не можем любить друг друга? Хотя… эти чувства в любом случае закончатся инициацией или… смертью. Дура! Я же пытаюсь себя обмануть! Мы порождения мрака, и, как бы красиво не нарисовать картину вампирского счастья, это не изменится.
-Элеан, послушай… Меня всё равно ждёт смерть, ты или другие вампиры вашего дома убьют меня. Поэтому я предпочитаю, чтобы это была ты…
-О чём ты? Я не могу убить тебя. Клейн… хочешь стать вампиром?
-Что?
-Я не могу убить, точнее не хочу, но возможно смогу инициировать. И весь мир будет наш! Вечно! Ты же любишь меня?
-Люблю, но… стать вампиром… они же чудовища! Прости! Я не это хотел сказать…
-Я похожа на монстра из детских книжек? Посмотри – я всё та же. Люди, вампиры, между нами почти нет разницы. Согласись стать одним из нас… Что же я делаю! Я прошу любимого стать таким же монстром… и мы будем вместе… Какая же я эгоистичная лживая тварь! Ну не могу я по-другому! Не могу без тебя! Сделай это ради меня! Ради нашей любви! Да что я такое несу! Почти цитата из любовного романа. Ты не можешь, просто не должен поверить в это!
-Ты… действительно меня любишь?
Уходи, беги от меня. Обмани и спасайся. Я всего лишь маленькая… вампирша.
-Люблю.
Молодец. Уже честнее. Я ведь и правда люблю тебя.
-Тогда, - откидываешь голову назад, - кусай!
Я вижу, как напрягаются твои плечи. Ну, нет, так нельзя. Не мигая, смотришь в мои глаза.
-Расслабься, я не кусаюсь…
Раздался мелодичный смех, ты на долю секунды раньше осознал всю абсурдность этой фразы.
-Ты смеёшься надо мной?
Смех стал ещё громче. Ах, так!
Я чувствую, как колотится твоё сердце под моими ладонями. Перевожу свои руки выше – на плечи. Легко и нежно целую в губы. Снимаю рубашку и ласково пробегаюсь пальцами по твоим рукам, потом по позвоночнику. Напряжение спадает, и ты замираешь в ожидании новой ласки. Пробую на вкус кожу на правом плече, ты подаёшься вперёд и целуешь меня за ушком. Время… От страха путаются мысли, но если дать себе поблажку и отложить задуманное, то потом я этого уже не сделаю. Черчу влажную дорожку на шее… Тихо шепчу:
-Я тебя люблю.
Чувствую как мягко поддаётся твоя кожа, как мои клыки пронзают её… чей-то стон… Мои губы окрашиваются твоей кровью, в меня по каплям вливается твоя жизнь, твоя сущность, твоя душа. Мы оседаем на пол, не разжимая объятий.
-Пора…
-Время пришло…
Шептал мне холодный голос древнего инстинкта, заставляя оторваться от твоей шеи. Ты не можешь пошевелиться, просто лежишь и смотришь на меня медленно угасающими глазами. Молниеносно достаю спрятанный в складках платья кинжал и оставляю на запястье глубокий порез. Подношу руку к твоим губам-
-Пей…
В синих глазах мелькает безумие, и ты почему-то не двигаешься.
-Ну же! Пей!
Красные капли падают на твои губы, ты рефлективно слизываешь мою кровь и… впиваешься в смертельном поцелуе в моё запястье. С каждой секундой я всё глубже проникаю в тебя, сливаясь клетками крови, мы становимся единым целым. Я слышу как стучит твоё сердце, и как ритм этих ударов становится моим…. Мгновения вечности и всё закончено. Ты поднимаешь глаза, стараясь осознать произошедшее. Поцелуй, обмен не прозвучавшими словами, снова объятья. Мы засыпали вместе, пытаясь впитать до капли тепло друг друга, не живые, не мёртвые, просто два вампира, которые любили друг друга.

Утро. Солнечные нити пронзают солнце и так нежно ложатся на твою кожу. Ты ещё спишь, а я уже около часа любуюсь тобой, пытаясь сохранить каждую секунду блаженства, каждую чёрточку твоего лица, каждый вздох… Ты открываешь глаза, распахивая врата в небесную синь.
-Доброе утро… любимый.
-Доброе утро, котёнок.

День был замечательным. Мы гуляли по саду, целовались, читали стихи и играли в прятки. Ведомая детской игрой, я забралась на чердак. Ты долго не появлялся, и мне стало скучно. От нечего делать я стала разбирать бумаги, ворохом разбросанные по всему полу. Здесь было много карандашных рисунков, почти на всех была изображена жизнерадостная девушка с букетами цветов, к своему большому удивлению я узнала в неё свою маму. Под всеми рисунками стояла подпись отца, а я и не знала, что он рисует, и дата, очевидно, они пролежали здесь очень долго, а если быть точнее 237 лет. Над одной из картинок мама открыто улыбалась, восторг буквально струился из её глаз, но что было не так… я никак не могла понять что, моё сознание цеплялось за что-то, но я никак не могла понять за что… Я стала внимательно изучать каждый штрих, но не могла найти причины своего волнения. Ты застал меня, сидящей на полу. Надо же, а я даже не услышала твоих шагов. Ты тронул меня за плечо.
-Котёнок, ты в порядке? Что-то случилось?
-Не знаю, - сказала я, протягивая ему рисунок, - это моя мама.
-Её рисовал твой отец?
-Да. Я не знала, что он так хорошо рисует. Но дело не в этом - посмотри сам. Меня что-то беспокоит, а я не могу понять что…
-А вы похожи, странно, что я этого никогда не замечал, вы обе одинаково чудесно улыбаетесь. Но я никогда не видел, чтобы твоя мама так улыбалась.
-Да, все вампиры прячут клыки, поэтому…. О Боже!!!!!!!!
Я выхватила из его рук рисунок. Да, так и есть – у девушки на картинке не было клыков! Сразу стал ясен ментальный блок отца. Так вот в чём дело – мама была человеком, а он инициировал её!
-Мама была человеком. И они скрывали это от меня…


14:42 

We're all of us haunted and haunting...
Глава 3

Обострившимся чутьём я почувствовала момент, когда приехал папа. Если даже я чувствую его, то уж он и подавно знает обо всём, что здесь произошло. Надо быть готовой ко всему, но… он же меня любит и не причинит вреда тому, кого я люблю. Он просто не может так поступить… Но какие-то странные колокольчики звенели у меня в голове, словно предупреждая о возможной опасности.
-Клейн, встань рядом, - проговорила я окаменевшим голосом.
-Зачем? Что случилось?
-Папа здесь. Я боюсь за тебя. Это может быть опасно.
-Я же теперь тоже вампир. Не волнуйся – я не позволю ему даже повысить голос на тебя!
-С ума сошёл? Ты что правда не понимаешь? Он же высший! Причём один из сильнейших в Европе. Он глава могущественного дома вампиров. И даже я – дочь его и леди Кэт, леди Смерти, не стою с ним и в одном порядке. Меня при желании может убить любой из его приближённых. Про тебя я и не говорю… вчерашний человек – сегодняшний вурдалак. Ты даже магией сможешь воспользоваться только месяца через два! – мой голос сорвался и я наконец осознала, что наговорила много лишнего. Я сказал правду, но… слишком уж высокомерной и безжалостной я была. Вот отец порадуется!
Клейн поднял на меня болезненный взгляд. Он осознал свою беспомощность, а это всегда больно и горько.
-Извини… я просто люблю тебя и хотел защитить. Я не знал, что являюсь всего лишь бесполезной игрушкой.
Я нашла его руку и нежно сплела наши пальцы.
-Я тоже тебя люблю. Прости я была слишком жестока. Я боюсь… Он здесь!
Сразу же после моего предчувствия появился тот, кого боялся весь Париж, кого боготворило большинство французских вампиров и не только, великолепный светский лев и начитанный философ. Его лицо было лицом мраморной статуи работы великого мастера. Но я догадывалась, что он знает обо всём. Гордо поднимаю взгляд и твёрдо смотрю в его глаза. Папа молча подходит. Мне показалось, что воздух вокруг стал тяжёлым и душным, когда наши взгляды встретились.
-Ты сама выбрала.
Удар. Чудом уклоняюсь, успев до боли сжать руку Клейна и не дать ему ввязаться в бой. Резкий взмах руки, и «Адское пламя» срывается с пальцев Виктора де Ваала. Время начинает напоминать гутаперчивую игрушку. Я вижу как желтый огонь разгорается в ослепительно белый, словно экзотический смертельный цветок. Медленно, очень медленно пламя приближается к нам. Если ничего не сделать, то Клейн погибнет. Я выживу, а вот он нет. Нет!!! Не позволю! Коварное время убыстряет свой бег. Понимаю – я не успеваю. Выставляю руки вперёд в инстинктивном защитном жесте. Жар… Разбивается о невидимую стену в десяти сантиметрах от нас. Мне кажется я слышу, как трещит защитная магия. Но как я успела? «Золотые доспехи» - это не то заклинание, которое можно поставить за доли секунды. А и без того не безобидное заклинание «адского пламени» усиленное энергией моего отца всё бьется и бьется о мой слабенький барьер. Дьявол, что же делать? Потихоньку качаю энергию из Клейна. Одна я не выдержу, а осознанно использовать свою силу он ещё не может. Чтобы удержать щит, мне приходится ментально стать частью его. Больно! Как же больно! Я чувствую как раскалённый язык лижет мою кожу. Спустя мгновение пропадает боль, хотя странно сфокусированным зрением я ещё вижу, как огненная стихия борется с «Золотыми Доспехами». Всё расплывается, в глазах поднимается сиреневая пелена. Неужели так выглядит смерть? Ослепительно голубой змей разворачивается передо мной. А где старуха с косой? Неправильно это! Глава дома Виктор прищуривает глаза. Щит трескается, но огонь гаснет, повинуясь воле мага. Белые мушки застилают глаза. Ослепление! Выхватываю кинжал, больше похожий на короткий меч. Бью наугад, туда где по моим представлениям должен был быть папа. Попадаю, но не его голос отзывается стоном, а Клейна!!! Я понимаю, что всё закончилось. Внезапно ослепление проходит. Возвращается боль. Огонь бьётся о щит… Что? Отец прищуривается… Вспышка белых искр. Ну уж нет! «Транквилити» шепчу я, и взгляд проясняется.
-Папа, прекрати!
Магия перестаёт трещать в моей голове. Пощёчина. Отлетаю метра на полтора.
-Ты что делаешь, дурочка? Зачем ты его в вампира превратила?
-Пап, я его люблю. Я не могу жить без Клейна.
-Какая любовь? О чём ты? Он же был человечишкой!?!!
-Ну и что? Я тоже ещё совсем недавно была человеком?
-В тебе течёт кровь семьи де Ваал. А это…
-А мама? А как же мама?
-Что мама? Причём здесь Кэт?
-Она же тоже была человеком, а ты её инициировал!
-Думай что говоришь! Откуда такие нелепые мысли?
-Я видела твои рисунки. На них у мамы нет клыков. Так что не лги мне. Видимо детям суждено повторять судьбу своих родителей!
-Разговор закончен. Ты поступила опрометчиво. Ты не посоветовалась с советом дома и понесёшь наказание за свой проступок. Совет никогда не признает твоего упыря полноценным вампиром. Неужели ты не понимаешь, что даже если он останется в живых, то вы всё равно не будете вместе?
-Но почему, пап? Мы любим друг друга!
-И что? Разве ты не понимаешь, кто ты? Ты моя преемница. И если завтра я погибну, то все сильнейшие, все наши «друзья» начнут за тобой охоту. За тобой, а не за мамой. Слишком многие знают, что она не истинная, и поэтому Кэт никогда не быть главой дома, хотя она далеко не слабый вампир и великолепный палач. А этот Клейн? Кто он? Упырь. Это политика, дочка. И это вечная война домов. Ты ещё поймёшь какая на тебе лежит ответственность. А сейчас отойди.
Я встала перед Клейном, защищая его собой, в надежде, что меня папа атаковать не станет. Но вдруг поняла, что всё кончено, что у меня не остаётся другого выхода.
-Виктор де Ваал, глава дома вампиров Виктор, - слова вызова всплывали в памяти сами собой, - Я Элеан Каландре герцогиня де Ваал, именем единого закона крови, по праву данному мне при рождении, призываю древних сущностей в свидетели! – Отец вздрогнул, понимая, что я собираюсь сделать, но даже он был бессилен что-то изменить. После того как было сказано начало вызова никто не имеет права его прервать, даже я сама, - По воле своей разрушаю печать, данную тобой, возвращаю тебе твоё и требую принадлежащее мне. Тот кому я дала жизнь после конца, свет ночи, дыхание мрака, тот кто отныне и до прихода смерти един со мной, дай мне руку! – Клейн неуверенно сжал мои пальцы, - С этого мига и до последней черты, да будет нам иная судьба, одна на двоих. Пусть всё что предопределено для нас будет стёрто и новый путь начнёт свой бег! Я свободная отныне от всех обязательств и привилегий, принадлежащая лишь тому кого защищаю, бросаю вызов вампиру посягнувшему на его жизнь. Да решат силы древних законов исход поединка!
-Что ты натворила… - отец уже не злился, он лишь обречённо смотрел на меня, осознавая, что нам предстоит бой в астральной сфере, - Ты знаешь сколько подобных тебе бросали мне вызов? Ты же знаешь, что ТАМ я не смогу биться в пол силы! Элеан зачем???!!!?!
-У меня другая судьба, пап.



@музыка: Ария -"Осколок льда"

15:06 

Наверно это так и есть...

We're all of us haunted and haunting...
Я Теххи!
Вы зеркало. Вся в папочку.
Кто вы в книге Макса Фрая "Лабиринты Ехо"?

12:21 

Тоже про вампиров, но не из той истории...

We're all of us haunted and haunting...
Ночь. Усилием воли заставляю себя лечь и закрыть в глаза. Не могу уснуть…
-Ну почему это происходит со мной? – снова и снова шепчу в темноту.
Глупо терзаться бесполезной иллюзией, которую так часто зовут гордым именем надежда. Мне не будет спасения, и жизни не будет, потому что я не хочу такой вечности… Я не хочу любой вечности! Я не могу смириться и не могу ничего изменить. Я – вампир. И этим всё сказано, я должна убивать, чтобы продолжать своё существование, именно существование, не жизнь. Я умерла давно, иногда мне кажется, что я никогда не жила… Судьбой было всё решено за меня. Родившись, когда этот мир только поднимался из хаоса, я видела, как свет сотворил любовь, видела, как из тьмы появилось знание, и как всё смешалось. В первой и последней истинной битве я добровольно сковала себя цепями, принося в жертву свободу – светлая – приняла тьму, спасая созданий ночи. Крылья развеяны – небо потеряно навсегда, но и смерть отвергла мою душу. Я и спасённые мною стали первыми «Обречёнными», но тогда мы ещё не знали к чему нас приговорили.
Существуют такие души, которым подобно нам не позволено покидать земного мира. Имя им – судьбоносцы. Их немного, и в отличии от нас, они не помнят своего прошлого. Судьбоносцам дана могущественная сила мечты, позволяющая заново сплетать нити судеб этого мира. Мы обречены на них, обречены на вечную жизнь до судного дня в поисках своего подопечного, не зная его нового облика, мы можем долгие годы искать, чтобы провести рядом с ним последние минуты этого воплощения. В нас всегда будут бороться жажда крови и то чувство, которое люди называют совестью, свет и тьма будут рвать нас на части, не давая принять ни той ни другой стороны. Так мы и живём, изменяя свои тела по желанию, играя разные роли и стремясь найти покой.

Мой судьбоносец, мой избранный, моё отражение… Как же ты счастлив не зная, что нам не вырваться из этой ловушки. Я чувствую твоё присутствие, и если бы ты только знал как я соскучилась за эти 117 лет одинокого ожидания, то нашёл бы меня, ведь для тебя это значительно легче. Если бы ты знал как больно видеть, что с каждым новым воплощением твоя сила угасает, тает в дыме этого мира, как твои мечты втаптывают в грязь сумасшествия, как тебя убивают снова и снова, и вместе с этим умирают частички меня. Я устала, постарела наверно, а ты став значительно старше меня, так и остаёшься ребёнком. Парадокс? Не знаю… Я помню интонации твоего голоса, твою улыбку, свет твоих глаз. И я всегда была рядом. Ты радовался победе, и мы вместе упивались этими мгновениями, сидя у костра. Ты падал в пылающее чрево зла, а я расчищала тебе путь. Ты смеялся и плакал, кричал от боли и шептал стихи... Но за тысячи лет я так и не смогла до конца понять тебя. Я часами изучала каждоё твоё новое лицо, но почему-то часто не узнавала. Ты можешь очищать свою душу, можешь меняться и летать на крыльях мечты, а я нет. Мне сохранили жизнь, чтобы я защищала тебя. И видит всевышний я делала всё что могла, но почти во всех своих жизнях ты убивал меня… Больно ли это? Наверно нет, я забыла, что такое боль, страдания, чувства… Ты уничтожал лишь тело, руша преграды на пути к своей великой цели. Я безропотно становилась жертвой, а иногда всё же сама в приступе ненависти лишала тебя жизни, заранее зная, что моя скомканная и жалкая душа навсегда связана, и мне не порвать этих пут. Пока жива твоя сила – буду жить и я. Я готова на всё лишь бы ты умер и никогда не позволю причинить тебе боль. Я две грани одно и того же, я ненавижу и люблю тебя одновременно, сжигая те крохи что остались от моего сердца. Мы с тобой оба чужие для этого мира, нас всегда будут пытаться уничтожить или сломать, но вот только ты необходим людям, хотя они это не всегда понимают, а я не значу ничего. Люди никогда не гнали меня прочь, некоторые даже на время согревали своей бескорыстной любовью и лаской, но потом было так больно терять друзей, когда приходила смерть. Для них не существовало вечности… или может быть она раскрывала свои объятья только им? Единственное ради чего продолжается моё бытие – это острая необходимость, если ты оступишься, если твоё сердце будут рвать грязными когтями, быть рядом с тобой, чтобы помочь подняться и залечить раны. И ты пойдёшь вперёд – спасать этот никчёмный мир.
Я по-прежнему не могу без тебя и всё так же втаптываю в грязь свою гордость… Хотя не уверена, что во мне осталось хоть что-то человеческое.

Не вырваться, не сбежать, не избавиться от этого сладкого плена…
Я вновь, не помню в какой раз, обнимаю тебя:
-Здравствуй.
Ты конечно же меня не узнаёшь, во взгляде неизлечимая грусть… Я понимаю, что это больно! Смотрю в твои глаза… Дайте нож, а лучше катану… Нужно побыстрее оборвать его страдания. В синих глазах плещется боль и одиночество… не могу. Почему предательски дрожат руки и голос?
Да потому что я только сейчас поняла, почему обречена. Истина всегда была ближе чем я думала, всего в трех шагах, точнее в трёх словах…
-Я люблю тебя.

О перелётных птицах

главная